Сайт находится в опытной эксплуатации

Интервью с заведующим урологическим отделением Брянской городской больницы № 1

По статистическим данным, за прошедший 2012 год заболевания мочеполовой системы занимают одно из ведущих мест среди прочих заболеваний населения Брянской области.

О современном подходе к лечению урологических заболеваний, психологической стороне проблемы рассказывает оперирующий врач-уролог, заслуженный врач РФ, заведующий урологическим отделением Брянской городской больницы № 1, Иван Иванович Алымов.

– Здравоохранение РФ и Брянской области в частности отводит особую роль диспансеризации населения. На Ваш взгляд, какие обследования обязательно нужно проходить для раннего выявления и своевременного лечения урологических заболеваний? Как часто и начиная с какого возраста следует проводить подобные обследования?

– В рамках диспансеризации и профилактики урологических заболеваний все взрослые люди (поскольку мы занимаемся взрослым контингентом) ежегодно должны проходить ультразвуковое исследование органов мочевыделительной системы. Также обязательно следует сдавать общий анализ крови и мочи… Это основные обязательные скрининговые методы, позволяющие вовремя выявить патологии мочевыделительной системы.

Кроме того, мужчины, даже если их ничего не беспокоит, должны обязательно посещать уролога, а после 40 лет – сдавать анализ крови на ПСА (простатический специфический антиген) – анализ, который позволяет выявить или, по крайней мере, повысить онкологическую настороженность по поводу риска развития рака предстательной железы.

Диспансеризация подразумевает только обязательный перечень обследований. В этом плане каждый человек должен сам заботиться о своем здоровье и, в случае необходимости, посещать врача, а не ждать, пока наступит критический момент.

Поэтому тут, как говорят, и доктор должен идти к больному, и больной должен идти к врачу.

– Часто урологическим заболеваниям сопутствуют различные психологические проблемы, связанные с чувством стыда, потерей уверенности в себе, страхом боли и хирургических вмешательств. Как оказывается помощь таким пациентам? Следует ли в таких случаях прибегать к помощи специалиста-психолога или квалифицированный врач-уролог способен помочь пациенту?

– Квалифицированный врач-уролог должен быть, в первую очередь, большим психологом в связи с достаточной интимностью этого вопроса. Не всякий мужчина, например, наберется смелости и пойдет к урологу на прием, чтобы обсудить эти вопросы. Часто, прежде чем идти к доктору, будущий пациент обсудит эту проблему с друзьями, с соседом, а вот к доктору почему-то чувство стыдливости его в последнюю очередь заставляет идти.

Поэтому, естественно, говоря о проблемах урологического здоровья, особенно мужского здоровья, стоит учитывать, что если доктор не владеет элементами психологии, если он не может расположить к себе больного, то надежд на благоприятный исход, на хороший результат лечения будет очень мало.

Тут возможна двоякая ситуация: доктор или сам должен решать эти психологические вопросы, или, скажем, знать и уметь направить пациента к тому же психотерапевту, психологу, который помог бы в решении этих проблем.

Но лучше, конечно, когда все это будет сочетаться в одном лице: когда тот же уролог или андролог (специалист, который занимается только мужским здоровьем) одновременно будет эффективно владеть методами психотерапии, психологии, чтобы больной не ходил от одного доктора к другому, а мог получить всю необходимую помощь в одном месте.

– Некоторых пациентов успокоит тот факт, что современные методы лечения более совершенны. Возможно ли проведение высокотехнологичных, малоинвазивных вмешательств на базе вашего отделения? Какие методы анестезии используются? Каков риск развития осложнений после подобных вмешательств?

– В нашем отделении проводятся эндоскопические операции, пока их объем небольшой. Это операции через мочеиспускательный канал на мочевом пузыре, предстательной железе, на так называемой задней уретре. Естественно, это менее инвазивная операция, или операция, как пациенты ее называют, «без разреза». Таким образом, меньше объем операции, травматизация тканей, риск осложнений, легче проходит период реабилитации.

А методы обезболивания – они, пожалуй, стандартны. Один из лучших методов обезболивания – это хороший контакт между пациентом и врачом. Если доктор с пациентом разговаривает, то это уже залог хорошего эффекта от той же самой операции. Есть такая фраза, достаточно мудрая, «с больным нужно разговаривать». Вот когда с больным разговариваешь, общаешься, тогда все идет совсем по-другому. А если пациента госпитализировали, назначили ему операцию, и к нему больше никто не подошел и не пообщался, то он боится всего: боится осложнений, самого хирургического вмешательства, наркоза... Он оказывается психологически не готов.

Мое личное убеждение – пациент может задавать доктору любой вопрос, и тот обязан ответить на него. Если на какой-то вопрос врач не в состоянии дать ответ, то он не должен уходить в сторону. Лучше сказать пациенту: «Давайте мы этот вопрос обсудим завтра». Затем необходимо подготовиться к нему и все-таки завершить разговор, чтобы у пациента не возникало опасений или подозрений, что доктор чего-то не договаривает или некомпетентен в каком-либо вопросе.

Поэтому любое лечение: и консервативное, и проводимое с применением высокотехнологичных или малоинвазивных вмешательств – возможно, а главное, эффективно только при полном взаимном доверии.

– В этом году в Брянском медицинском вестнике была опубликована ваша статья, написанная в соавторстве с врачом-урологом Р. Д. Адамовым, «Случай из практики: баллонная гидродистензия мочевого пузыря по Helmstein как метод лечения хронического интерстициального цистита». В чем особенности применяемой вами методики лечения?

– Описанный в данной статье метод используется для лечения так называемого интерстициального цистита – достаточно редкого заболевания, которое встречается, как правило, у женщин, когда происходит сморщивание мочевого пузыря и уменьшение его емкости. То есть пациент, ввиду малой емкости мочевого пузыря, вынужден буквально каждые 30–40 минут «бегать в туалет», что создает определенные неудобства. Многие люди вынуждены оставлять работу, отказываться от привычного образа жизни... Это та ситуация, при которой страдает качество жизни человека.

А суть метода заключается в том, что в мочевой пузырь вводится баллонный катетер, который наполняется жидкостью; за счет того, что увеличивается объем баллона, мочевой пузырь как бы расширяется, и его емкость становится больше. То есть пациенты на какое-то время начинают реже мочиться, улучшается качество их жизни. Но эффект от данной процедуры, к сожалению, временный; через какое-то время симптомы возвращаются. Но, по крайней мере, у пациента появляются какие-то светлые промежутки.

– Какие новые, усовершенствованные методы лечения и диагностики урологических заболеваний хотели бы внедрить на базе отделения?

– Развитие современных технологий и методов лечения, разумеется, требует больших вложений. Техническое оснащение отделения не всегда является достаточным для того, чтобы в полной мере и максимально качественно оказать всю необходимую медицинскую помощь.

Для отделения на сегодняшний день необходимо внедрение контактного литотриптора – оборудования для контактного дробления камней при расположении их в мочеточнике, мочевом пузыре. Также необходимо освоение пункций кист; перкутанной нефростомии – «манипуляции», смысл которой заключается в восстановлении оттока мочи из пораженной почки с целью предупреждения развития инфекционно-воспалительных осложнений и восстановления функции почки на период, пока не будет устранена причина, вызвавшая эти проблемы. Данная процедура опять же проводится под контролем УЗИ, то есть без оперативного вмешательства.

– Имеется ли необходимая врачебная база для освоения новых технологий? Как удается преодолевать столь актуальную проблему нехватки медицинского персонала?

– В нашем отделении на сегодняшний день кадровый вопрос не стоит: ни среди врачей, ни среди среднего и младшего медицинского персонала. Отделение полностью укомплектовано. Из семи врачей четверо имеют высшую квалификационную категорию, двое – первую; среди сестер также достаточно специалистов и с высшей категорией, и с первой. Состав нашего отделения довольно устоявшийся, «текучки» кадров нет.

Таким образом, необходимая врачебная база у нас есть, люди готовы к освоению и внедрению новых технологий, прошли соответствующую подготовку, имеют необходимые сертификаты.

Профессиональный уровень своих коллег я оцениваю как достаточно высокий, в этом плане у нас «крепкое» отделение, которое выполняет поставленные задачи.

Мы с коллегами периодически посещаем различные врачебные общества, обмениваемся опытом со специалистами из других регионов, бываем на съездах, конференциях, которые проходят в том числе и в Москве.

– Не так давно был завершен ремонт отделения. Что он дал для повышения комфорта пребывания пациентов и работы специалистов?

– Да, мы очень ждали этого ремонта, и теперь он полностью завершен, за что большое спасибо и областной администрации в лице губернатора Николая Васильевича Денина, и директору департамента здравоохранения Владимиру Николаевичу Дорощенко, и, конечно, нашему главному врачу Константину Евгеньевичу Воронцову.

Отделение преобразилось, причем это заметили все: и сотрудники, и пациенты, которым приходится достаточно часто обращаться за помощью.

Ремонт проведен всего отделения: произведена замена полов, сантехники, покраска стен... Это практически, если так можно выразиться, «капитальный» ремонт. Отремонтированы 2 процедурных кабинета: цистоскопический и перевязочная. Медсестры, которые раньше ютились буквально на 6 кв. м., теперь имеют достаточно просторную, обустроенную сестринскую комнату. Все это – тоже положительные эмоции.

Поэтому ремонт – великое дело. Он не только улучшил общее настроение и медицинских работников, и пациентов, но и в то же время, я считаю, сказался на качестве работы и процессе выздоровления. Ведь хорошо работать в отремонтированном и чистом помещении, нежели в неуютной обстановке, когда ты чувствуешь какую-то ущербность по этому поводу: дескать, хотелось бы лучше, но исходишь из того, что есть.

– Среди прочих наград, украшающих стены Вашего кабинета, особое внимание привлекает своеобразный «сертификат», «знак признания» за подписью «от благодарных пациентов». За какие заслуги и как Вы получили столь высокую награду?

– Это очень интересное «поздравление», его 2 года назад вручил мне благодарный пациент. Ему требовалось проведение операции, и вначале он решил делать ее в Москве. Но побывав в московских клиниках, посетив многих специалистов, он сказал столичному доктору, что у нас в Брянске врачи не хуже. Пациент вернулся в Брянск, и согласился, чтобы я его прооперировал. Все прошло удачно, и в знак благодарности он вручил мне такой «диплом». Конечно, было очень приятно.

– Ну и завершая нашу беседу на такой оптимистичной ноте, хотелось бы задать Вам традиционный вопрос нашей рубрики: чего Вы хотели бы пожелать нашим читателям?

– Я, как настоящий доктор, всегда желаю людям только одного – здоровья. Чтобы все были здоровы сами, были здоровы их семьи, дети, внуки... Ну и удачи, чтобы человеку всегда немножечко везло.

Темы: ИнтервьюБрянская городская больница № 1

Слушать