Брянская партизанка Анна Иосифовна Молочникова

Анна Иосифовна Молочникова — уроженка города Смоленска. Ей не было и семнадцати лет, когда началась война. Эвакуироваться она не смогла и оказалась в немецком тылу. А в лесах оставалось очень много раненых солдат, которым молоденькая Аня носила пищу, помогала выбираться из леса.

Новая опасность пришла откуда Анна её не ждала. Соседка сказала: «Если ты не прекратишь помогать солдатам, я сама тебя выдам». После этого Анне пришлось уйти. 110 километров прошла Аня вместе с подругой, не заходя ни в один дом, так как немцы издали указ — сдавать незнакомцев в комендатуру. Так они оказалась в посёлке Сеща на Брянщине, который был ещё пуст. Сейчас это название знакомо многим, повесть Овидия Горчакова «Вызываем огонь на себя» и одноимённый фильм Сергея Колосова подробно рассказывают о героической борьбе сещинских подпольщиков, среди которых была и Аня Молочникова.

В Сеще произошло знакомство девушек с ещё одной Анной, Анной Морозовой, впоследствии Героем Советского Союза. Не зная, что Морозова — советская разведчица, Аня Молочникова сразу почувствовала в ней близкого по духу и делу человека. Однажды Аня Морозова призналась, что у неё налажена связь с партизанами, и если девушки хотят помочь Родине, то нужно идти работать на Сещинский аэродром люфтваффе. Так на аэродроме появились две новые прачки: Анна Молочникова, ставшая Верой Штукарёвой, и Анна Пшестеленец, ставшая Женей Гончаровой.

Аэродрому на станции Сеща немцы придавали особое значение. Отсюда фашистские самолёты носили свой смертоносный груз на Москву. Нужен был точный план расположения объектов на аэродроме. От глаз законспирированных Веры и Жени не ускользала ни одна деталь: были точно замечены стоянки самолётов, расположение складов, дома, где жили фашистские лётчики. Делались чертежи, которые прятались в волосах, потом информация передавалась партизанам, а от них на Большую землю. Удивление и ярость фашистов были огромны, когда могучий удар советских бомбардировщиков обрушился точно на все жизненные узлы аэродрома. Так состоялось крещение огнём советских разведчиц Ани Молочниковой и Ани Пшестеленец.

Их подруга Женя, знала немецкий и часто вступала с немцами в рискованные споры. Это дало повод эсэсовцу Отто Геллеру посчитать Женю советской разведчицей и подписать приказ о её расстреле. Спас Женю чешский антифашист Венделин Робличка. Он предупредил о том, что Жене грозит смерть. Нужно было спасать подругу. И Аня Молочникова вместе с Аней Морозовой, решившие, что дружба сильнее страха и смерти, шесть месяцев скрывали подругу под кроватью в доме Морозовой, прежде чем появилась возможность переправить её в лес.

Борьба продолжалась, но однажды ночью связная предупредила Аню: пора уходить, есть приказ об её аресте. В ту же ночь она ушла к партизанам. Служила в санчасти.

Как-то раз Аня вызвалась проверить, есть ли вокруг леса засады. Стоило только ей выйти из леса, как засвистели пули. Аня бросилась обратно, пробиралась по глубокому снегу, путала следы, а потом забралась на старую ель и укрылась среди ветвей. Трое суток в мороз просидела Аня на ели. А когда на четвертые сутки она вернулась в партизанский отряд, где её уже считали погибшей, снять сапоги не удалось — они примерзли к ногам...

Здесь же, в партизанском отряде, произошло ещё одно важное событие в жизни Анны Иосифовны Молочниковой — её приняли в комсомол. Такова история рядовой партизанского подполья. После войны она приехала в Челябинск, куда из Смоленска были эвакуированы её родители.