Медсестричка Даша Пунина

Дарья Петровна Пунина родилась 18 марта 1920 года в с. Щегловка Навлинского района Брянской области. После окончания медицинского училища была направлена на работу фельдшером в село Салтановка Навлинского района. Принимала роды, лечила людей, заведовала аптекой. Вскоре ее избрали секретарем комсомольской организации, депутатом Салтановского сельсовета.

Война, как смерч, перекрутила все. И обычные предвоенные будни казались теперь такими далекими. Как-то Дашу Пунину председатель сельсовета Агунов вызвал выписывать повестки. Выписала и себе. Но в первую мобилизацию не взяли. Не случайно... Дашу вызвали в райком. Разговоров долгих не было. «Медсестрой? Конечно, согласна». Дашу записали в отряд ополченцев. 5 октября ушли в лес с А. В. Суслиным.

Даша была не только медицинской сестрой, но и храброй разведчицей. Однажды пришла в Щегловку. В доме родителей расположился немецкий офицер. Он хвастался, что после прочесывания леса всех партизан они перестреляли, а главарей повесили. Офицеру и в голову не приходило, что перед ним одна из разведчиц партизанского отряда «Смерть немецким оккупантам!». Не один раз Липа Карпова и Даша, переодетые в деревенскую одежду, в платках с заплатками, в мороз и дождь, ходили под самым носом у гитлеровцев. Создавали молодежные группы самообороны, которые стали впоследствии боевым резервом для новых отрядов, распространяли листовки и сводки Совинформбюро, инструктировали молодежь...

2 января 1942 года Липа с Дашей на собрании в Думче поставили вопрос о вступлении девушек-комсомолок в группы самообороны. Пример Думченской комсомольской организации подхватили всюду. К сентябрю в отрядах Навлинского района было 625 девушек. Весной появилось много раненых, началась эпидемия тифа. Сначала Даша справлялась одна, затем потребовалась подготовка санитарных инструкторов для других отрядов. Врач М. Г. Корецкий и его боевая помощница Даша организовали «Лесной райздрав». В мае сорок второго заболел сыпным тифом врач. В 2 километрах от Сидоровки, в давно оставленной партизанской избушке, лежали двенадцать тифозных больных и среди них Корецкий. Состояние — тяжелейшее. Две недели Даша лечила их, поила хвойным отваром, стирала белье, ухаживала за ними. Однажды пять вражеских самолетов стали бомбить базу. Осколки изрешетили домик. Даша с нар переносила больных на пол, устланный соломой.

После войны М. Г. Корецкий писал Даше: «Большое Вам спасибо. Жизнью обязан Вам. Вы остались на всю жизнь добрым и отзывчивым человеком, каким я Вас знал по совместной работе в нечеловечески трудных условиях военного времени ...». Бесстрашный минер Федя Макеев прислал телеграмму: «Целую Ваши руки золотые». Семен Иванович Аришин: «Жизнью Вам обязан...». Сколько их, таких писем получила Дарья Петровна! Но память, встав на цыпочки, глядит в то далекое, горькое время ...

Блокада Брянского леса. Прорыв. И тот день, страшный день 14 октября 1942 года, когда отряд «Смерть немецким оккупантам!», только-только пробивший гибельное кольцо блокады, нарвался на засаду, ранило разрывной пулей в бедро комиссара отряда И. С. Воропая, в обе ноги — повара Марию Клепкину. Медикаментов не было. Пришлось Даше изорвать свою одежду и перевязывать им раны. Три дня просидели в болоте на кочках. Шел проливной ледяной дождь, по утрам прихватывали заморозки. Ели рябину. Затем — длинная дорога под обстрелом врага до госпиталя в Смелиж, откуда их отправляли на Большую землю.

В середине декабря 1942 года у села Думча два дня дрались партизанские отряды с карательным полком. Раненых надо было срочно везти в госпиталь. Приказ Даше: за 15 минут эвакуировать. Выделили сорок подвод. Санитары уложили всех на сани, укрыли теплыми шубами и шинелями. А вокруг рвутся вражеские снаряды. Довезла.

А разве забыть бой в мае 43 у старого русла Навли? Враги наседали со всех сторон. Надо форсировать реку. Приказ: оружия не оставлять! Плавать многие не умели. Как при этом спасти раненых? Поддерживая раненых, с трудом доплыла до середины реки. И тут один из ослабевших партизан ойкнул и крепко обхватил Дашу. Оба пошли под воду. Спасибо, плыл вслед за ними Геннадий Карпов, винтовкой подцепил косы и вытащил Дашу. Мокрая до нитки, в одном сапоге, она сразу же стала помогать раненым.

Много работы было у Даши, когда партизаны Брянского края начали «рельсовую войну». Каждую ночь выходили на диверсии группы подрывников. Бойцы разбирали рельсы, пилили телеграфные столбы, сматывали провода и относили их подальше, минировали насыпь. Однажды группа, возглавляемая комиссаром отряда М. А. Мирошиным, отправилась на «железку». Задание — взорвать эшелон. В составе группы Николай Поляков, Н. И. Новиков, А. П. Шевцов, Борис Пудов, Ваня Завьялов и Даша. Перешли недалеко от поселка Пахарь речушку, затем болото, лес. В шахматном порядке расставили мины. Один взрыватель на несколько рельсов. Видели, как рвануло, полыхнуло зарево. Когда возвращались, напоролись на мину. Полякова ранило в обе ноги. Начался дождь. Партизаны развернули плащ-палатку и держали ее над раненым другом. Жгли спички. Даша сделала укол, перевязала раны. Вырубила жерди, на них натянули плащ-палатку и шинель, бережно положили Николая и понесли. Поляков просил оставить его. Бросить раненого товарища! Несли. Но Поляков скончался. Землю разгребали руками. Кто сказал, что медсестра не имеет права плакать?..

В бессонные ночи, в перерывах между боями, партизанки вышили знамя отряда «Смерть немецким оккупантам!». Алое полотнище вобрало в себя кровь тысяч людей. Была среди других и капля крови замученной фашистами Моти Пуниной, сестренки Даши.

В августе 1943 года комиссар партизанской бригады «Смерть немецким оккупантам!» Б. К. Игнашков дал задание: «Не дать врагу возможность спокойно отступить и увести в неволю жителей. Надо активнее вести разведку». Голодная, в разбитой обуви и рваной одежде пошла Даша на последнее задание — разведать, где находятся немцы. Когда ранило Сашу Бакина, оказала посильную помощь.

В сентябре Навля встречала партизан. Устало, но гордо и радостно шагали они по измученной освобожденной земле. Впереди — отрядное знамя. Со знаменем пришли партизаны и в Орел на партизанский парад.

Всякому фронтовику и партизану война памятна по-своему. Для медсестрички Даши война — это раны: колотые, рваные, сквозные, болезни... Помнит она запах распускающейся майской зелени, смешавшийся с тяжелым запахом бурых бинтов.

После войны Дарья Петровна вышла замуж, родила детей и всю жизнь работала акушеркой в Навлинском роддоме, вела большую патриотическую работу.